Главная / О Фонде / Интервью / Ильгар Мамедов
Ильгар Мамедов

Куда ушел судья

Этот вопрос то и дело задавали зрители в зале финальных соревнований на турнире «Рапира Санкт-Петербурга», который прошел 9-11 марта в Петербургском спортивно-концертном комплексе. Прекрасное оформление и оригинальное освещение зала придавали турниру особую торжественность, и это понятно, ведь этот этап кубка мира являлся для организаторов генеральной репетицией чемпионата мира – 2007, который пройдет в этом зале уже осенью. Так куда же ушел судья? И действительно, время от времени арбитр отходил от дорожки, и подходил к представителям ФИЕ. Все дело в том, что согласно последним изменениям правил, на всех чемпионатах мира и Гран При применяется система видео-арбитража.

После нанесения укола, на монитор судьи транслируется замедленное (до 30% от номинальной скорости) изображение последней фехтовальной фразы. Если арбитр уверен в своей правоте, и разбор фразы не вызывает у него сомнения, он может и не обращаться к системе видео-судейства. Однако каждый спортсмен вправе потребовать просмотреть последний фрагмент боя, и тогда арбитр, вместе с представителем ФИЕ смотрят повтор и выносят решение.

И спортсмены, и арбитры по достоинству оценили новейшие достижения технического прогресса,активно использовали эту систему и, как показала практика, во многих случаях спортсмен, потребовавший просмотреть повтор, оказывался прав.

Впервые система видео-арбитража применялась на чемпионате мира в Турине в прошлом году, и получила положительные отзывы от всех участников фехтовального процесса. Так, Президент Международной Федерации фехтования Рене Рок, в своем приветствии участникам и гостям турнира сказал: «В этом году, благодаря использованию видеоаппаратуры, мы сможем сделать судейство еще более объективным, сохранить присущие фехтованию принципы честности и равенства».

Нам стало интересно мнение действующего арбитра ФИЕ, представителя России, двукратного олимпийского чемпиона по фехтованию на рапирах Ильгара Мамедова.

Доводилось ли Вам пользоваться подсказкой монитора?

- Я пользуюсь повторами достаточно редко. Потому что если долго думать, то уйдет нить той фразы, которая произошла только что на дорожке. Решение нужно принимать молниеносно. Но многим судьям, которые не имеют такого большого опыта, возможность проверить себя помогает. Во всяком случае, если они делают ошибку, то у них есть возможность ее исправить. Несомненно, это плюс для фехтования. Хотя опытный судья не будет постоянно перекладывать ответственность за принятое решение на повтор. Но если ты ошибся, что возможно для любого человека, есть возможность исправить ситуацию.

А каковы ощущения арбитра, когда к нему обращается спортсмен с просьбой просмотреть фрагмент боя на мониторе?

- Бывают разные ситуации. Одна ситуация, когда спортсмен просит прибегнуть к видео повтору, когда он действительно считает, что прав. Другая ситуация, когда он просто хочет потянуть время, чтобы отдохнуть, сбить темп боя, подумать, изменить тактику ведения поединка. Судья не должен реагировать отрицательно на то, что его просят пойти к делегату от ФИЕ, вместе с ним посмотреть повтор и принять решение. Судья может принять решение и отличное от делегата, но тогда представитель ФИЕ в своем рапорте укажет, что арбитр не учел его мнения, и будут сделаны определенные выводы. Но смельчаков среди судей нет, я не знаю ни одного случая, чтобы судья взял решение на себя. Больше всего проблем возникает в сабле, где на повторе все смотрится иначе, чем в реальном времени, и решение делегата и судьи бывают непредсказуемыми.

И как выходят из положения в арбитраже сабельного поединка?

- Я предлагал судейскому комитету ФИЕ решение этой проблемы. Оно сводилось к тому, чтобы спорная фраза просматривалась и в реальном времени, и в замедленной съемке, тогда объективности было бы больше. Но пока ФИЕ решило не менять правила, общие для всех видов оружия. В рапире на повторе видна реальная картина, поэтому решение арбитра меняется крайне редко. А в сабле после просмотра повтора очень много случаев смены решения.

Представим такую ситуацию. Спортсмен обращается к арбитру один раз и оказывается прав. Второй, третий, пятый. Если арбитр ошибся несколько раз подряд, применяются ли к нему какие-либо санкции?

- Нет, даже в случае многочисленных судейских ошибок арбитра не наказывают. Были предложения, что если судья прав, а спортсмен нет, то спортсмену выносят предупреждение. Как известно, при следующем нарушении спортсмену грозит штрафной укол. Но это предложение отвергли. Фехтовальщику могло показаться, что он прав, за что его наказывать?

Все мы знаем, что не все судьи одинаково компетентны во всех видах оружия…

- Сейчас ФИЕ декларирует тенденцию развития фехтования во всем мире. Естественно оно не может развиваться во всех странах одинаково. Если в Европе фехтовальщики принимают участие в Олимпийских Играх более 100 лет, то в некоторых регионах этот вид спорта имеет десяти или пятилетнюю историю. Поэтому и судьи не могут быть одного уровня. Не могут одинаково разбираться в фехтовании арбитры из Италии, России или Франции и представители Чили, Аргентины, Кувейта. У меня было другое предложение. Разделить судей по категориям. Поясню, в чем дело. Некоторые судьи имеют лицензию на судейство одного вида оружия, но большинство – всех трех видов. Они не могут одинаково хорошо разбираться во всех видах. Есть арбитры, которые лучше знают рапиру, саблю или шпагу. Например, известный украинский арбитр Вадим Гутцайт был олимпийским чемпионом в фехтовании на саблях. На первом месте у него должно быть судейство сабли, на втором – рапиры, на третьем – шпаги. Или известный рапирист из Польши Петр Кельпиковски. У него должны быть другие приоритеты – рапира, шпага, сабля. Мое предложение - создать приоритеты в судействе по видам оружия. Если возникает спорная ситуация, какого судью ставить на определенный поединок, надо посмотреть его приоритеты и отдать предпочтение тому арбитру, у которого на первом месте стоит этот вид оружия.

А если судья из страны, начинающей развивать фехтование, и ему все равно, какой вид судить, ведь ни в одном из них он не является сильным специалистом?

- Таких судей, которые имеют три категории, достаточно много. И действительно порой ни в одном из видов оружия они не разбираются досконально. Они даже в шпаге, где правила достаточно просты,ничего не соображают. Я был приглашен в декабре прошлого года в Катар, где проходили Азиатские Игры. Наблюдал такую картину. Шпагу судит девушка (из этических соображений не буду называть, из какой она страны), имеющая три категории. Соперницы стоят на одном месте, за три минуты на дорожке бой так и не начался. По правилам после 20 секунд бездействия фехтовальщиков судья имеет право дать им предупреждение за пассивное ведение боя и перевести бой в следующий раунд. Арбитр не принимает никакого решений. Я обращаюсь к ней и спрашиваю: «Почему ты не пресекаешь бездействие спортсменов?» Она отвечает, что не хочет ни с кем ссориться. Вот таких арбитров, которые формально получили все три категории, но ничего не понимают, очень много. Правда, сейчас экзамены очень усложняются, видимо, ФИЕ тоже надоела такая ситуация.

Нет ли практики пересдачи экзаменов через какой-то отрезок времени в связи с изменениями в правилах?

- Единственное, что существует, это возрастной ценз – арбитры привлекаются к судейству до 60 лет. Я считаю, что необходимо раз в три года проводить курсы повышения квалификации. Например, кто-то десять лет назад получил лицензию. За это время само фехтование кардинально изменилось, несколько раз менялись правила. Правила еще можно почитать, изучить, но без практики невозможно правильно оценить, что происходит на дорожке. Скажем, сабельное фехтование во времена Кровопускова и во времена Позднякова – это разные виды спорта. Сам Кровопусков, наблюдая за современными поединками, иной раз не понимает, что происходит на дорожке. А это четырехкратный олимпийский чемпион! Курсы повышения квалификации существуют в различных профессиях. Если врач неправильно поставил диагноз и больной умер, доктор получит запрет на профессию и будет нести уголовную ответственность. Почему арбитр, искалечивший судьбу спортсмена на чемпионе мира или на олимпийских играх, никакой ответственности не несет? Это не правильно. К сожалению, у ФИЕ политика направлена на привлечение судей из максимального количества стран. Если такая, в общем, благородная задача стоит, значит надо продумать систему обучения, повышения квалификации, чтобы реально помочь развитию фехтования во всех странах, а не заниматься профанацией. Я хорошо помню чемпионат мира в Лиссабоне в 2002 году, когда моя жена Елена Жемаева, тогда уже двукратная чемпионка мира по фехтованию на саблях, фехтовала за первое место с китайской спортсменкой Хью Тан. При счете 14:12 в пользу Лены, судья начал ошибаться в каждой фразе. Я сидел на трибуне рядом с трехкратной олимпийской чемпионкой Галиной Гороховой, и мы оба не могли понять логики судьи, настолько непредсказуемым был арбитраж. Потом я выяснил, откуда этот арбитр. Он оказался из Чили и, видимо, фехтование видел всего несколько раз в жизни, не говоря о практике судейства. И ему было доверено судить финал чемпионата мира по женской сабле, которая тогда еще только делала первые шаги! Так моя жена не стала трехкратной чемпионкой мира. Только и всего. А у этого судьи приоритетный вид в судействе – шпага. Вот и делайте выводы.

Почему же все-таки не послушаться здравого смысла и действительно не разделить судей по категориям. Уровень судейства во всех видах поднялся бы, спортсмены бы себя комфортней чувствовали?

Наверное, ФИЕ выгодна такая политика. На последнем чемпионате мира на полуфиналы в командных соревнованиях порапире ставили судить бывших саблистов, а на саблю – рапиристов. Встречу Украина-Россия на сабле судил рапирист из Египта Араби. Я не скажу, что он предвзято судил. Но он рапирист, и саблю знает не достаточно глубоко. Поэтому в сложных ситуациях он постоянно ошибался. Когда задаешь вопросы на эту тему представителям судейской комиссии ФИЕ, они отвечают, что так лег жребий. Какой жребий? В первый день чемпионата мира 2006 года я судил пять боев с участием итальянской рапиристки Маргариты Гранбасси. В 1/32, в 1/16, в 1/8 , в 1/4 финала и за первое место. Т.е. до того момента, пока она не стала чемпионкой мира. Я ей не помогал. Но я понимаю ее фехтование и не мешаюфехтовать. Это лучший вариант для спортсмена, чтобы не отнимали те уколы, которые он наносит. И она все бои выиграла в один укол на приоритете. Я вымотался ужасно. Потому что у нее тягучее фехтование, не активное, можно сойти с ума, пока она доведет бой до победы. Поэтому я не верю ни в какую жеребьевку. Просто итальянцы, видимо, пролоббировали мою кандидатуру. А в мужской рапире я отсудил всего три боя в 1/32, в том виде оружия, где я разбираюсь лучше всего, а потом весь день ничего не делал, гулял по залу. Спрашивается, для чего меня вообще ФИЕ пригласило на эти соревнования? Я понимаю, если бы российская рапира была сегодня лидером мирового фехтования, в действиях ФИЕ можно было бы усмотреть логику. Но сегодня мы не претендуем на высокие места, почему тогда арбитру из России не доверяют судить сложные поединки? Я думаю, что причина в том, что в ФИЕ все представители возрастные, некоторым за 70, а то и за 80 лет, поэтому они не всегда принимают адекватные решения.

Под занавес турнира мы решили узнать мнение государственного тренера России Сергея Колганова о технических нововведениях, впервые опробованных в России в преддверии чемпионата мира.

- Безусловно, система видео-арбитража сделал судейство в фехтовании более объективным. Мне вспоминается сабельный финал чемпионата мира в Турине, когда Станислав Поздняков выиграл в четвертый раз чемпионат мира в индивидуальном зачете одним ударом только благодаря видео судейству. Но самое важное, что дала система видеоповторов это возможность изменить решение судьи. Ведь до этого момента никто, даже сам судья, не мог себе такого позволить.

В общем, все сходятся во мнении, что видео арбитраж это большое достижение в развитии нашего вида спорта. Но это была не последняя техническая новинка, продемонстрированная в Санкт-Петербурге. Что еще нового в фехтовании? Об этом мы обязательно расскажем в ближайшее время на нашем сайте.

Материал подготовили Татьяна Колчанова и Алексей Шаршков.

Версия для печати