Главная / О Фонде / Интервью / Геннадий Тышлер: «В фонде «За будущее фехтования» я отвечаю за Африку.
Геннадий Тышлер: «В фонде «За будущее фехтования» я отвечаю за Африку.

Александр ПРОСВЕТОВ, Йоханнесбург — Москва

У президента Южноафриканской федерации фехтования очень известная фамилия в мире этого вида спорта — Тышлер. Более известен, правда, его отец — Давид, великий маэстро клинка, отметивший в этом году свое 80-летие. В свою очередь Геннадий опроверг тезис о том, что на детях природа отдыхает. Он продолжил фехтовальную династию, удостоился званий заслуженного тренера СССР и Украины, стал кандидатом педагогических наук. А в 1993 году уехал в ЮАР. Что же подтолкнуло его к принятию такого неожиданного решения?

    
Геннадий Тышлер 
— Я был на протяжении 11 лет одним из тренеров сборной Советского Союза, — рассказал Геннадий, с которым мы встретились в фехтовальной школе Йоханнесбурга. — После Олимпийских игр 1992 года в Барселоне, когда история советской сборной закончилась, у меня один ученик оказался в Латвии, другой — в Украине, третий — в Азербайджане. В России воспитанников не было. Поступило предложение поехать на три месяца в Южную Африку — и я стал одним из первых, кто оформился сюда через посольство ЮАР, как раз открывшееся в Москве. Поработал — и остался.

— Каковы же достижения южноафриканского фехтования?

— В 2000 году наш спортсмен пробился на Олимпийские игры, но НОК его не послал. Спустя четыре года путевку на Олимпиаду в Афинах завоевала сборная по женской шпаге. Сделать это было непросто: олимпийская программа постоянно сокращается, отбор становится все жестче, в каждом виде участвуют все меньше команд и спортсменов. Сейчас надеемся квалифицировать в Пекин две команды. В этом году впервые в истории федерация получила средства на поездки от Национального олимпийского комитета.

— Фехтованием в ЮАР занимаются в основном белые?

— Конечно. Это же любительский вид спорта. Спортсмены сами платят за занятия фехтованием, а у черных нет для этого денег.

— А как же традиции? Знаменитый король зулусов Чака, создавший в начале позапрошлого века обширную империю, придумал даже укороченные копья.

— Но не я же за людей буду платить. Есть несколько черных клубов, которые находятся на дотации. Один из них открылся на спонсорские средства федерации Швеции. Международная федерация фехтования какое-то время помогала деньгами. Когда пришло к власти черное правительство, были попытки установить повсюду какие-то квоты: столько-то должно быть рабочих, крестьян, черных. Если нет черного в команде, ей препятствовали в выезде за границу. У нас в России ведь тоже вводили дурацкие возрастные цензы. Но прошло уже много времени с момента прихода к власти Африканского национального конгресса (первые всеобщие выборы состоялись в Южной Африке в 1994 году), и спортивные руководители теперь понимают, что администрированием ничего не добиться. Они стали действовать более гибко.

— Каковы же, на ваш взгляд, перспективы развития фехтования в ЮАР?

— Государственной поддержки почти нет, но кое-чего мы все-таки добились. Со мной приехали из России четыре тренера. Сначала мы работали вместе, теперь они разъехались по провинциям. Буквально на днях прилетел тренер из Казани Айдар Забаров, который начал работать у меня.

— На Черном континенте в целом фехтование насколько серьезно практикуется?

— Известный российский бизнесмен Алишер Усманов, в прошлом фехтовальщик хорошего уровня, избран президентом Европейской конфедерации фехтования. Он же создал международный благотворительный фонд, который называется «За будущее фехтования» и который поддерживает различные национальные федерации во всем мире. Я же являюсь вице-президентом фонда и отвечаю за развитие нашего вида спорта в Африке. Хорошие традиции есть в Египте, Алжире, Марокко, бывших французских колониях — все-таки у французов фехтование всегда было очень популярно. То есть фехтование в Африке есть. Мы же стараемся ему помогать. Нашими усилиями совсем недавно созданы федерации фехтования в Ботсване и Намибии. На днях вернулся с конгресса международной федерации, на котором эти страны были официально приняты в члены этой организации.

— Вам в жизни мешало имя отца? Или, наоборот, помогало?

— Как обычно, и то, и другое. Отец — тренер пяти олимпийских чемпионов, выдающийся деятель спорта. Он передавал мне методики, знания, хотя, собственно, секретов никогда ни из чего не делал. С другой стороны, когда я чего-то добивался, говорили, что это все благодаря отцу. Спорт — всегда борьба: и между спортсменами, и между тренерами, которые хотят, чтобы ученик попал, скажем, на какие-то серьезные соревнования. Сейчас выпускаю педагогические продукты: DVD, компьютерные программы для тренировок, индивидуальные тренажеры.

— Чемпионат мира 2010 года по футболу как воспринимается в ЮАР?

— Как огромное событие. Он определенно наложит свой отпечаток на развитие спорта в Южной Африке, да и страны в целом, как сейчас это сделала победа сборной по регби на Кубке мира.

«Спорт-экспресс»
12/12/07

   

Версия для печати