Главная / О Фонде / Горячая тема / Плохо видно? Зато хорошо слышно! Открытое письмо Сергея Шарикова
Плохо видно? Зато хорошо слышно! Открытое письмо Сергея Шарикова

Плохо видно? Зато хорошо слышно!

Открытое письмо двукратного олимпийского чемпиона Сергея Шарикова

мировой фехтовальной общественности

Поработав на недавнем первенстве мира среди юниоров и кадетов, я обратил внимание на одну очень тревожную тенденцию. И связана она с применением на соревнованиях по фехтованию системы видеоарбитража.

Сразу хочу оговориться. Идею применения системы видеоарбитража я считаю очень правильной и полезной, призванной минимизировать количество судейских ошибок и помочь арбитрам принимать верные решения.

Также похвально стремление FIE унифицировать трактовку сложных моментов, возникающих во время поединка. Именно эту цель преследуют проводимые во время ответственных стартов собрания судей под руководством технических делегатов и с участием членов судейской комиссии FIE.

В идеале, если эта цель достигается, то тренеры понимают, к чему готовить спортсменов, да и сами фехтовальщики на дорожке действуют осознанно, зная, что тот или иной прием, правильно выполненный, принесет им выигрышные очки. И, наконец, пожалуй, самое главное: сомнений в том решении, которое принимает судья на дорожке, в этом случае нет ни у кого.

Однако эта идея, сама по себе здравая и полезная, оказалась перевернута с ног на голову. И это происходит потому, что все большее распространение получает практика, когда в самые важные моменты соревнований в работу судей начинает вмешиваться технический делегат турнира. Он просматривает вместе с судьей видеоповтор и в буквальном смысле дает указания арбитру, как тот должен трактовать те или иные фразы. Фактически он учит судью работать, причем делает это непосредственно во время поединка.

Судья — это права, это обязанности, это ответственность. И человек за монитором нужен судье во избежание ошибок. Модель их взаимодействия такова: судья принимает первичное решение, а в случае необходимости использует видеоарбитраж. Но окончательное решение в любом случае принимает судья на дорожке.

Однако в тот момент, когда делегат FIE начинает говорить арбитру, как он должен разобрать данную фразу, то тем самым ответственность, о которой мы говорили, обезличивается. Кто принимает решение? Арбитр подходит к монитору видеоповтора, имея какое-то мнение. Однако там находится делегат FIE или представитель судейской комиссии, которые говорят судье, кому в данном случае нужно присудить очко. Получается, что судья за принятое решение не отвечает, ему его навязали. И делегат также не отвечает, ведь судья-то вот он, на дорожке, и, по идее, имел право не соглашаться с тем, что ему сказал делегат или член судейской комиссии. Но это только по идее, а в реальной ситуации арбитр, разумеется, вынужден выполнить указание, которое ему дает его начальник. Но так можно вообще дойти до того, что арбитр на дорожке будет только давать сигналы к началу и остановке боя, а разбирать фразы и присуждать очки будет человек за монитором.

Получается, что идея с видеоарбитражем, правильная по сути, была извращена. Судьи ошибались всегда — так было, есть и будет во всех видах спорта. Но раньше они делали это сами. А теперь им помогают это делать. Видеоарбитраж превратили в инструмент управления судьями. Получается, что человек за монитором — царь и бог, последняя инстанция в процессе принятия решения.

Для чего это сделано? Ответ лежит на поверхности: для корректировки результатов. Ведь для руководства FIE очень важно, чтобы медали выигрывали представители как можно большего числа федераций. Тогда можно отрапортовать в МОК, что фехтование развивается, что медали выигрывают представители все новых и новых стран. Ведь FIE по итогам официальных стартов — чемпионатов и первенств мира обязана предоставлять отчеты в Международный олимпийский комитет (МОК). И в этих отчетах руководству FIE приятно рапортовать не только об увеличении числа стран, где занимаются фехтованием, но и об увеличении количества государств, представители которых выигрывают медали.

Но, как известно, чтобы что-то кому-то дать, надо это что-то сначала у кого-то отнять. У кого? Кандидат есть только один — Европа. Исторически сложилось, что львиную долю наград на всех турнирах выигрывают европейские фехтовальщики. Отбирать медали у азиатских, американских или, тем более, у африканских стран не будет никто — их и так у них единицы. Им, наоборот, медали нужно отдавать. А вот у европейцев наград всегда много.

Хочу особенно подчеркнуть: речь идет не о российской команде, а именно обо всех европейских фехтовальщиках. Россияне выступили на первенстве мира среди юниоров и кадетов неплохо, выиграв в турнире юниоров 10 медалей. Это больше, чем любая другая команда. А вот французы за весь турнир получили только одну «бронзу». Меньше, чем, например, сборная Египта. Хотя, если организовать матчевую встречу Франция — Египет, думаю, не нужно объяснять, кто победит. Но в следующий раз на месте французов может оказаться любая другая сильная европейская сборная.

Рене Рок напринимал в FIE множество фиктивных федераций. Ему же надо как-то выходить из этой ситуации! Значит, требуется показать, что количество переходит в качество и что медали выигрывает все большее число стран. И, пожалуйста, египтяне на первенстве мира выигрывают призовые места. Да ради такого показателя можно «перевернуть» любой поединок!

Как все это выглядит на практике? В Ачиреале в любой ответственный момент у монитора появлялся один человек. Это был делегат FIE, член судейской комиссии Мохамед Эль-Мотавакель (Египет). Не хочу умалять его заслуг, но я не уверен, что он разбирается во всех видах оружия лучше арбитров, которые находятся рядом с дорожкой. Тем не менее, он постоянно вмешивался в судейство поединков. И выглядело это, по меньшей мере, странно.

Чему господин Эль-Мотавакель может научить, к примеру, такого уважаемого арбитра, как Марко Сиеста из Италии? Однако, повторяю, на всех ответственных встречах он присутствовал и постоянно вносил коррективы в ход поединков. При этом он беспардонно тянул за уши представителей тех стран, которые руководство FIE предпочло бы видеть на пьедестале.

Во время обычных встреч все было, как всегда. Один судья стоял у дорожки, а другой сидел за монитором. Но как только дело доходило до решающих поединков, например, за выход в полуфинал, то у монитора непременно появлялся господин Эль-Мотавакель. Особенно, если встречались европеец и, допустим, американец. И в тот момент, когда возникала спорная фраза, он обязательно указывал судьям: «Вот это надо делать вот так». Арбитр, которому было плохо видно происходящее на дорожке, естественно, хорошо слышал то, что говорил ему его начальник, и вынужден был выполнять команду.

Дорогие коллеги!

Учтите, что это всего лишь первенство мира среди юниоров. Это только проверка нашего резерва. И никто на этих турнирах не ставит целью непременно, кровь из носу занять первое место. Но ведь впереди Олимпиада и другие крупнейшие турниры. Руководству FIE нужно, чтобы и на главных соревнованиях года и четырехлетия медали также выиграли представители как можно большего числа стран. Для этих людей неважно, сколько — четыре, пять или шесть — наград завоюют команды Италии, Франции, Венгрии, России или Польши. Ясно, что эти страны без медалей не останутся. Но для них очень важно, чтобы медали получили еще и Южная Корея, США, Венесуэла. А если удастся протащить на пьедестал Египет, Тунис или, например, ЮАР, то это вообще будет суперрезультат.

Я всецело за то, чтобы представители этих и других стран завоевывали медали на фехтовальных соревнованиях. Но пусть они получат их в честной спортивной борьбе, а не в результате чиновничьих манипуляций. Я голосую за такое развитие событий. А вы?


Сергей Шариков (Федерация фехтования России)
06/05/08

www.rusfencing.ru

Версия для печати