Главная / О Фонде / Интервью / Сергей Голубицкий
Сергей Голубицкий

Сергей Голубицкий вывел собственную теорию особенностей современного рапирного фехтования.

Уникальный украинский рапирист Сергей Голубицкий мог бы и сегодня быть лидером мирового фехтования. Он ушел с фехтовальной дорожки в тот момент, когда на чемпионатах мира ему не было равных на планете.

Наша справка. Сергей Голубицкий. Украина. Родился 20 декабря 1969 года. Чемпион мира 1997, 1998, 1999 годов в индивидуальном зачете, чемпион мира 1989 года в составе сборной СССР. Серебряный призер Олимпийских Игр 1992 г. в личных соревнованиях.

На киевского рапириста Сергея Голубицкого, трехкратного чемпиона мира, пятикратного обладателя Кубка Мира ходили смотреть, как в театр одного актера. Его фехтование нельзя было назвать утонченным с точки зрения классических канонов. Он не страдал и не мучался на дорожке, чтобы вынудить противника совершить ошибку. Он сам создавал свой бой, крушил, ломал преграды на пути, рисковал и наслаждался. Многие его считали  позером, критиковали за излишний риск. Судьба ни раз  наказывала его за то, что он воспринимал фехтовальную дорожку, как театральные подмостки. Сергей трижды участвовал в Олимпийских Играх, но так и не поднялся на высшую ступень пьедестала почета. Так же как и его талантливый предшественник Александр Романьков. Но фехтование этих уникальных бойцов осталось в памяти  болельщиков, противников, арбитров как истинное проявление сути рыцарского вида спорта – красивого, обескураживающего, зрелищного и непредсказуемого одновременно.

Голубицкий давно не живет в Украине. Много лет он работал тренером в Голландии. Кстати, именно в голландский период он и выиграл три чемпионата мира подряд. Затем продолжил тренерскую карьеру в Италии. Сейчас тренирует в Германии. Женился на немецкой рапиристке Каролине. Юная фехтовальщица на 16 лет моложе своего выдающегося мужа и выступает под всемирно известной фамилией – Голубицкий.

На чемпионате мира в Санкт-Петербурге корреспондент официального сайта Международного благотворительного фонда «За будущее фехтования» Татьяна Колчанова, которая знакома с Сергеем долгие годы, попросила Голубицкого поделиться впечатлениями о современном рапирном фехтовании.

В свое время ты успешно фехтовал в сборной СССР. Тогда российские рапиристы занимали одно из ведущих мест в мировом рапирном фехтовании. Сегодня мы видим совершенно другую картину. Как ты это объясняешь?

- Я сам себе задаю этот вопрос. Почему российские рапиристки показывают результат, а мальчики нет? И не нахожу ответ.

Может быть, что-то изменилось в самом рапирном фехтовании, а наши спортсмены и тренеры не смогли перестроиться?

Я хорошо помню одно высказывание, которое часто слышал, когда сам выходил на дорожку: «Если спортсмен побеждает, то это его заслуга. Если проигрывает, во всем виноват тренер». Мои бывшие товарищи по команде, которые сегодня работают со сборной России Дмитрий Шевченко и Анвар Ибрагимов  - спортсмены высокого уровня. Они не могли потерять своих навыков и снизить уровень мастерства. Наверное, причина неудач российских рапиристов не в тренерах. Как показывает история, фехтование во многих странах развивается волнообразно. На смену сильному поколению, как правило, приходит менее мастеровитое. Я могу привести в пример звездную рапирную женскую команду Германии,  в которой фехтовали Аня Фихтель, Собине Бау и Цита Функенхойзер. Эта команда на протяжении многих лет очень сильно выступала на Олимпийских Играх и на чемпионатах мира. После их ухода из спорта немецкие рапиристки никак не могут занять лидирующее положение в мировом табеле о рангах. Или взять непобедимую сборную Италии. После Олимпиады в Пекине уйдут с дорожки Валентина Веццали и Джованна Триллини. Кто останется? Будет хорошая команда среднего уровня, и пройдет еще немало лет, пока не родятся и не вырастут спортсменки уровня непобедимой Веццали. Потому что, в конечном счете, все решают гении. Когда в команде фехтуют три хороших середняка, команда не выигрывает. В личных соревнованиях каждый бьется сам за себя. Здесь уже играет роль личные качества спортсменов, не только техническое и тактическое мастерство, но и психологический настрой, умение быть лидером.

И все-таки вернемся к особенностям современного рапирного фехтования.

Честно говоря, на последнем чемпионате мира в Санкт-Петербурге, я не увидел содержательного, интересного фехтования. Пожалуй, благоприятное впечатление оставили только китайские и японские спортсмены. Они фехтуют в открытую, не закрываются в обороне, то есть сами строят свои поединки, а не ждут, когда соперники совершат ошибку. Остальные стараются выиграть фехтовальную фразу на ошибках противников. Получается, те, кто демонстрируют открытое, зрелищное фехтование, не выигрывают. Представители советской, а затем российской, украинской школы, обучены фехтовать правильно. Поэтому их итальянские или немецкие соперники, фехтование которых построено на своеобразных действиях, на интуиции, достаточно просто обыгрывают бойцов, в действиях которых есть логика. Если взять Александра Романькова, который пять раз побеждал на чемпионатах мира в личном зачете, или меня, выигравшего три мировых первенства подряд, мы были хорошо обучены, умели исполнять все приемы, которые известны в рапирном фехтовании, но у нас были и свои, особенные приемы, которые не делал никто в мире. Поэтому предсказать, что мы исполним в следующий момент, было невозможно. Общий уровень фехтования сегодня очень высокий, в том числе и у россиян. Я выскажу свою теорию, которую вынашиваю много лет. Советские и российские рапиристы были сильны всегда. Но, посмотрите, кто выигрывал Олимпиады – Виктор Жданович в 1960 году и Владимир Смирнов, спустя 20 лет. А чаще всего побеждали  итальянцы и французы. Со стороны посмотришь, что в них особенного – умеют колоть вовремя навстречу. Нас в свое время вообще этому не учили, колоть навстречу считалось не правильным. Если мы все-таки использовали этот прием, то тренер говорил: «Молодец, нанес укол, но больше так не делай». А сегодня я, работая с немецкими спортсменами, их учу: «Если в подготовленной контратаке зажигается один фонарь, значит, этот прием нужно готовить и делать столько раз в поединке, сколько получится».

Что касается женского рапирного фехтования, то это совершенно другой вид спорта. То, что логично в мужском фехтовании, в женском – нелогично. Поэтому внутренняя организованность, выстроенность тактического рисунка боя даже при средних способностях, помогают девушкам выйти на хороший уровень. Мужчинам этого не достаточно, им нужны индивидуальные особенности на уровне гениальности, без них подняться на  пьедестал  они не могут.

Сергей, а свою жену Каролину ты сам тренируешь?

Нет. Каролина очень серьезно относится к своим занятиям фехтованием и к показанным результатам. Когда проигрывает, очень переживает, плачет. Я как любящий муж могу ее утешить, приласкать, успокоить. А тренер должен быть одновременно учителем, папой и деспотом. Для меня любовь важнее, чем тренерские амбиции.

Версия для печати